JGLOBAL_PRINT

Война в космосе и в киберпространстве: к чему приводит эскалация конфликта

Война становится все системнее и комплекснее в соответствии с ростом технологий и покорением космоса. Учитывая, что могущество США в экономике и военных силах держится на спутниках, то эксперты и разработчики американских военных стратегий называют космос «оспариваемым» пространством. Сейчас практически вся деятельность человека проходит через киберпространство, даже силовые действия США, при этом эффективной защиты от кибератак не разработано. Другие страны тоже подвластны свободе доступа к космосу и киберпространству, но эта зависимость не является жизненно важной, как в США.

Именно поэтому аналитики предупреждают, что Китай первым выстрелит в конфликте с США, который развернется в космосе и киберпространстве. При самом неблагоприятном исходе США лишатся всех органов чувств, причем благодаря исключительно некинетическому оружию. Но до сих пор неясно, как полезны подобные меры в космическом и киберпространстве в настоящей войне. Необходимо определить понятия эскалация, сдерживание и пропорциональность в конкретном случае. Какие случайные явления позволят организовать оборону в космическом пространстве и вызвать усиление кибернетических ударов? Какие акции и результаты станут критической массой для нападений в междоменных действиях? Как определить понятие «междоменный»?

 

Рассмотрим эти проблемы в гипотетических условиях конфликта США и Китая, это будет весьма показательно, поскольку эти государства располагают разным стратегическим потенциалом в доменах.

 

Междоменная зона: платформы, уязвимости и эффекты в разных комбинациях

 

Военная доктрина Соединенных Штатов определяет землю, воздух, море, космос и киберпространство как домены. Если все они считаются стратегическими доменами, то как минимум существует 2 отличных метода операций, пересекающие домены. Междомен определяется через платформу осуществления атаки и платформу, где располагается цель. Например, удар по спутнику с земли станет расцениваться как междоменный, а удар по нему с орбиты не станет. Подобные междоменные операции постоянно используются в войнах нашего времени и представляются комплексным и наилучшим вариантом.ArgumentChauntelle 1-780x439

 

Данное определение междомена предельно просто. Войска США обладают поддержкой из киберпространства и космоса, в сложных миссиях объединяются все домены. То есть, точность военного удара можно определить как междоменное мероприятие и неважно, что платформа актора и цель находятся в одной области, если в организации удара использованы спутники и компьютерные сети. Исходя из этой логики, кибератака на компьютерные военные сети США будет междоменной, поскольку при удачном стечении обстоятельств проявятся междоменные эффекты: нарушение работы вооруженных сил, которые расположены на всех платформах, зависящих от компьютерных сетей. Это и считается главной целью кибератак. А атаки с орбитальных противоспутниковых систем также приведут к междоменным эффектам.

Получается, что междомен можно определить и по последствиям атак. То есть, междоменное нападение – нападение, при котором последствия предполагаются в ином домене, отличном от платформы атаки. В результате связи между доменами противников предполагают стратегические уязвимости. К примеру, привычные военные воздействия точных атак США зависимы от несколькх доменов. Враг Соединенных Штатов если не сможет уничтожить американские корабли или самолеты, зато сможет нанести удар по космическим и киберактивам, которые и координируют и наводят американское оружие на цели. Поэтому Китай стремится контролировать космос и киберпространство, поскольку такие удары сдвинут войну в домены, где войска Китая сильнее из воздуха и моря, где Китай проигрывает Соединенным Штатам.

Но эта стратегия будет малоэффективной, если США на всех платформах перестанут зависеть от космической и киберплатформы. Потеряв эту связь, Китай уже не сможет превратить воздействие на слабое место США в космосе и киберпространстве в воздействие на другие платформы.

Итак, именно междоменные атаки дают возможность актору лучше всего применить свои преимущества и пользоваться уязвимостью врага. Всплыла информация, что США провели кибератаки до начала вторжения в Ливию, это показало, как руководство американских вооруженных сил понимает междоменные акции в смысле весьма полезных для использования уязвимостей врага.

 

Междоменные военные действия и угрозы сдерживания

 

Все приведенные выше определения дают основания полагать, что инициаторы конфликтов постоянно пересекают домены. Действительно, устройство военных сил США является междоменным: все виды оружия располагаются на воздушных, морских и сухопутных платформах, при этом космос и киберактивы применяются во всех войнах США и дают перевес в иных доменах. В свете этого просто невероятно, что какие-то войны с США будут однодоменными.e5dbiznesideiprodazhainfo

 

Таким образом, сдерживание со стороны США также будет междоменным: США угрожают междоменными реакциями на активность, создающую опасность для них или их союзников. Платформы, с которых США нанесут удар, эффекты от ударов проявятся во всех доменах, при этом они будут отличными от применяемых и пострадавших доменов.

США сдерживают атаки, не делая различий между однодоменными атаками и междоменными. Ответ США, их средства, цели и масштабы зависят только от последствий и целей ударов, а не от домена, с которого напал противник. Так США проводят профилактику нападений – угрожая междоменным ответом.

И тут появляется вопрос: как США сгладить уязвимость от зависимости от космоса и киберпространства? Эти домены стали доминантами в атаках на противника и именно там нет адекватной защиты. Американские руководители не понимают, как угрожать потенциальным противникам, могущим нанести ущерб слабозащищенным доменам США. Потенциальные агрессоры для США менее уязвимы из космоса и киберпространства и поэтому считается, что угрозы реакций и репрессий на кибератаки в остальных доменах будут менее эффективными, чем междоменные реакции на однодоменные атаки.

 

Как построить общую систему оценки пропорциональности реакций и эскалации в космосе и киберпространстве

 

Разработанная Томасом Шеллингом концепция оружия и влияния поможет ответить на поставленные вопросы. Шеллинг считал, что угрозы сдерживания будут лучше поняты врагом, если они близки по размеру и характеризуются акциями, применяемыми для сдерживания, то есть, налицо тенденция применения языка противника. Или по-другому, наказание будет соответствующим характеру преступления. Это позволит агрессору понять систему оценки, по которой он сможет оценить последствия своих действий, а прямая зависимость реакции от активности врага исключит возможности случайных событий.

 

Разумеется, такое общение государств-противников нуждается в единой интерпретации акций и реакций, то есть, нужно, чтобы они разговаривали на одном языке. Шеллинг указал еще, что разрушение образца поведения (эскалация) крайне приемлема в случаях, когда нужно, чтобы противник растерялся и ответил аналогично. Но все же одинаковое осмысление границ и норм реакций образует основной шаблон, внутри которого можно различить пропорциональное и эскалационное поведение. По Шеллингу: нарушение правил даст больше информации о намерениях противника, поскольку оно рассматривается как отказ соблюдать правила.funkcionalnaya-struktura-seti-global-information

 

Язык войны, естественно, никогда не был таким ясным, строгим и принятым везде как у Шеллинга. Но эпоха Холодной войны показала, что эскалация конфликта являлась общепринятой и доходила до угрозы применения химического, биологического и ядерного оружия. В привычном же конфликте все понимают, что эскалация будет расти вследствие расширения географии военных операций, задействование новых целей нападения и увеличения интенсивности насильственных действий путем применения более мощного оружия или увеличения частоты боевых действий. Характерные пороги эскалации различаются в любом конкретном столкновении.

В данный момент государства не имеют такой основы для понимания и определения соответствия кибератаки конкретному уровню на здании эскалации. Конкуренция и уязвимость на космических платформах и в киберпространстве совершенно новые, в отличие от привычных платформ. Государства почти не имеют опыта проведения военных акций в условиях задействования космоса и кибернетических активов. Военные эксперты не могут предсказать точные последствия атак на эти домены, в отличие от войн с применением обычного оружия и ядерных средств. В силу этого, никаких границ и определений для оценивания того, к чему привязать такие атаки, как они сообщаются с иными платформами, как влияют на политические моменты между возможными врагами в периоды мира, войны, кризисов еще не представлено. А в отсутствие этого руководителям просто невозможно различать соразмерные и эскалационные акции и подобрать реакции, которые переходили бы от традиционных доменов к непривычным и наоборот.

В самом военном руководстве Соединенных Штатов нет общей структуры, что весьма осложняет стратегическое междоменное планирование в случае возникновения чрезвычайных ситуаций. Необходима разработка эффективных моделей ответов на космические удары и акции киберпространстве, а это связано с тем, насколько похоже понимают пропорциональность и эскалацию в подобных случаях военные стратеги. К примеру, Дж. Миллер сказал, что реакции США на акции в космосе  могут применять нападения вне его. А ведь присутствуют и другие потенциальные цели не в космосе. Общая база поспособствовала бы определению, какие междоменные ответы различной тяжести соответствовали бы ударам по космическим объектам государств.igry-pro-vojnu-v-kosmose-2014

Неразработанные общие положения между США и врагами снижает эффективность политики сдерживания и взращивает поле для ошибок. Хорошая стратегия сдерживания просит, чтобы США показали возможным врагам некоторые последствия их акций, от которых США стремятся их отвести и не нагнетать обстановку. США могут угрожать репрессиями на акции в космическом или киберпространстве, применяя свои средства и силы против разнообразных целей и платформ. Такие угрозы не будут иметь никаких шансов на сдерживание, если враг не понимает, как связываются домены между собой и каким образом реакции на удары будут логичными и пропорциональными.

 

Приведем пример: США угрожают, что будут отвечать на действия, направленные на их спутники, нападениями по ПВО государства-противника. Это логично, потому что США будут использовать самолеты для ударов по земле врага для минимизации ущерба от потери спутников. Уничтожение системы ПВО нужно, чтобы военно-воздушные силы смогли беспрепятственно проникать на территорию врага. Эта тактика пропорциональна, поскольку США смогут восстановить уничтоженные возможности разведки, наблюдения и рекогносцировки, указав на несущественность потери спутников. Получается, что реакция Америки отлична от нападения агрессора. Не отвечая в космическом пространстве, США нанесут удар по целям в стране противника. Кроме того, США могут применить оружие для уничтожения системы ПВО даже в случае, если атака противника была некинетической.

 

В отсутствие общих стратегий для понимания, противники могут отнестись к такой угрозе сдерживания как к нелогичной, а в случае описанной реакции США могут рассмотреть такое поведение эскалационным. Но и зная общие правила, враг все равно может расценить подобный ответ как эскалацию конфликта, но он хотя бы будет знать возможные последствия.images

 

Таким образом, общая основа не может описать все мыслимые реакции и действия, но она может создать лестницу эскалации, правила, которые позволят противникам продумать и определить свои действия. Это бы также помогло в деле междоменного управления США, а стратегия сдерживания осознавалась бы врагами более ясно. Одновременно и США станут лучше осознавать действия противника в его сдерживании США.

Разработка такой общей основы представляет собой важную задачу для будущего, поскольку угрозы сдерживания, регуляция кризисов и контролирование эскалации в войне были бы гораздо проще, если б пропорциональность, связанность и эскалация разными государствами понималась близко к одинаковому варианту.

Для начала необходимо наладить диалог в военном руководстве самих Штатов по данным вопросам. Организация экспертной комиссии по вопросам стратегий сдерживания и войны станет шагом к запуску такого диалога в мировом масштабе. Что является основанием для оценивания нападений в космосе и кибератак в общем случае? Какой необходимо быть реакции на кинетические атаки – некинетической? Будет ли кинетическая акция в отместку за некинетические нападения эскалацией конфликта? Кибератаку можно ли расценить как соразмерную ракетному удару? Как сравнивать нападения, уничтожающие цели в разных доменах и влияющие на средства и действия в иных доменах?

 

Кино без рекламы

Опрос

Лучший управленец России?

Статистика сайта

Рег. пользователей
108
Всего материалов
1068
Кол-во просмотров
4193955

Помощь сайту

О сайте  |  Карта сайта   |  Обратная связь   |  О КОБ вкратце  |  Наши баннеры  |  Друзья сайта          Рейтинг@Mail.ru