JGLOBAL_PRINT

Кто, с кем, и против кого воюет в Сирии

Когда возникают споры, касающиеся непрекращающегося вот уже четыре года военного конфликта в Сирии, очень часто звучит мнение о том, что, дескать, эта гражданская война – внутреннее дело самих сирийцев. Правда, сегодня в это уже никто не верит. Поэтому мировому общественному мнению активно навязывается новая версия. Мол, «прогнивший режим» Башара Асада настолько возмутил прогрессивные силы Арабского Востока, что даже терпеливые бедуины, не выдержав многолетних притеснений, сколотили так называемую «умеренную оппозицию», которая готова защищать демократические ценности Запада до последней капли крови!

При этом, почему-то, умалчивается о том, каким образом на территории Сирии столь вольготно стали чувствовать себя самые разнообразные радикальные экстремистские группировки, вроде ИГ, «Фронта Аль-Нуср» и иже с ними. Вроде бы, говорилось о том, что это – «перегибы на местах», особенности местного менталитета. Были даже попытки свалить все ужасные события, которые безнаказанно творят банды головорезов, на их фанатичную преданность Исламу.

Однако, пришла пора задуматься: а кто, с кем, и – главное – против кого воюет в Сирии?

Повстанцы против правительства

            Очень долгое время западные СМИ «кормили» мировую общественность рассказами о злодеяниях нынешнего лидера Сирийской Арабской Республики. Чего он только не делал:

    • Этнические чистки;
    • Расстрелы мирных демонстраций;
  • Преследования по религиозному принципу;
    • Абсолютная диктатура;
  • Нарушения прав человека, свободы слова, вероисповедания;
    • Тайное наращивание арсенала запрещенных видов оружия массового уничтожения.

Разве что – людей не ел на завтрак…

            Внимательные наблюдатели, которые хотя бы чуть-чуть знают современную историю, сразу же найдут здесь определенные параллели. Теми же самыми лозунгами некоторые страны Запада оправдывали свое вторжение в Ирак и в Ливию. Ни там, ни там никакого бактериологического оружия найдено не было, но доблестный 6-й флот, вместе с наземными войсками, благодаря своему многократному превосходству, достаточно успешно разгромил две страны. Кроме того, лидеры Ирака и Ливии были цинично и даже варварски казнены – в лучших традициях Средневековой Святой Инквизиции или Ку-Клукс-Клана. А богатейшие ресурсы достались, естественно, не народам, проживающим на территории «освобожденных» стран, а «освободителям-демократизаторам».

            Можно вспомнить и более мягкие сценарии «Арабской весны» - Египет, Тунис, Йемен. И ведь везде, где есть углеводородные ресурсы, каким-то непостижимым образом возникали хорошо вооруженные и подготовленные «повстанцы». Которые, разумеется, требовали демократических свобод от правителя-тирана. В исламских-то странах! Почему же в Сирии получилось по-другому? И война, пусть и с переменным успехом, длится уже более четырех лет?

Враг моего врага – мой друг

            Единожды задав себе вопрос, почему у Запада не вышло с Сирией так же легко, как с некоторыми другими странами персидского региона, любой здравомыслящий человек начнет задавать себе предварительные вопросы подобного типа. Ну, например:

    • Почему одна известная заокеанская страна, взявшая на себя исключительную роль «мирового полицейского», до сих пор боится «усмирить» своего главного врага – Иран? Вот уж где точно нужны демократические перемены! Да и нефти там – побольше, чем в Кувейте или даже в Сирии.
    • Почему столь вольготно и безопасно в «пылающем» регионе чувствуют себя такие государства, как Саудовская Аравия, Катар, Иордания, Бахрейн? Те самые страны, где не то, что слова лишнего сказать нельзя, но до сих пор женщин камнями на площадях забивают? Там, видимо, с правами человека все в порядке.
  • Почему, наконец, при наличии легендарного 6-го флота и огромного количества авиационных баз в регионе, США не только позволили родиться и окрепнуть таким организациям, как Аль-Каида, ИГИЛ и прочим? Потому что все мусульмане – неуправляемые фанатики? А не потому ли, что Америка находится очень далеко от нынешнего театра военных действий, но ресурсы от этого не становятся ей менее нужны?
    • Наконец, почему, появление российских самолетов в небе Сирии (по приглашению правительства арабской страны, кстати), вызвало такое раздражение и даже истерику? Не потому ли, что, по мнению некоторых стран, авиационные удары стали наноситься «слишком не туда»? Кое-кто даже готов мириться с Ираном – злейшим врагом! И даже намекает, что Асада могут и не повесить… Во всяком случае – не сразу…

Расклад сил воющих сторон в Сирии

            Как бы ни пытались многие западные (да и некоторые отечественные) политологи представить события, как гражданскую войну местного населения против авторитарного правительственного режима, на этой «шахматной доске» присутствуют фигуры отнюдь не только белого и черного цвета. В гражданских войнах вообще, где бы они ни происходили, как правило, всегда присутствуют и «зеленые», а в нынешних геополитических конфликтах игроков намного больше. Попробуем перечислить главных «гроссмейстеров» в розыгрыше «сирийской партии».

    • Правительственные войска, принимавшие присягу. Разумеется, Башар Асад, являющийся прямым наследником давно скомпрометировавшей себя партии «Баас», вовсе не является борцом за демократические свободы. Мало того, за последние 30 лет, которые прошли со времени военного переворота в Сирии, клан Асадов настолько укрепил свои позиции, что даже осмелился вести свою собственную внешнюю политику, невзирая на «окрики» из-за Океана.

Однако, даже при диктатуре клана Асадов, сирийцы имели некоторые свободы, отсутствие жестких законов шариата, экономическую стабильность (за счет продажи углеводородных и земельных ресурсов) и собственную национальную самоидентичность.

Сегодня, спустя 4 года войны, сухопутные войска Сирии, потерявшие почти половину личного состава и 70% техники, все еще сопротивляются волнам вооруженных «до зубов» партизан, которых щедро спонсируют некоторые западные фонды и партнеры. И что же делать офицерам, солдатам и добровольцам, которые, как известно, присягают один раз в жизни – не по зарплате, а по убеждениям? А что делать тем, у кого отъявленные головорезы отняли землю, дом, семью?

    • Умеренная оппозиция сирийского происхождения. Сегодня под эту категорию не принято подводить тех же самых радикальных боевиков, которых в свое время готовили для свержения авторитарного режима. Только вот сейчас никто не знает, какая оппозиция «умеренная», а какая – «радикальная».

Все дело в том, что созданное 15 лет назад оппозиционное движение, выступавшее против режима Асада, достаточно быстро разделилось на два «крыла». Одно из них действительно предлагало политический диалог, хотя диктатор и слышать об этом не хотел. Но более радикальное крыло стало костяком так называемой «Свободной Сирийской Армии». Еще до начала гражданской войны в Сирии именно левое крыло – «Армия» - стало вооружаться за счет Саудовской Аравии, Катара, Иордании и некоторых других стран (США или Израиля, например), являясь неким «противовесом» антизападных стран – главным образом Ирана.

Сегодня, с учетом «перетекания» одной группировки в другую, ни один востоковед не сможет четко очертить границы, которые отличают «умеренную» оппозицию от радикально настроенных группировок, регулярно вербующих террористов. Восток – дело тонкое…

    • Радикальные группировки. Западная пресса навязчиво рисует ситуацию на Ближнем Востоке таким образом, словно бы невесть откуда взявшиеся «джихадисты» объявили «обратный Крестовый Поход» на святые ценности цивилизации. И вот, под предлогом защиты цивилизации вообще и Гроба Господня – в частности, злобные террористы, обросшие бородами и кричащие гортанным голосом, уже подходят к Вашингтону Иерусалиму!

Это было бы смешно, если бы не было столь грустно и даже страшно! Воспитанные на комиксах, щедро удобренные бумажными фантиками с зеленоватыми портретами президентов США, подготовленные в лагерях отмороженные ребята – они постоянно выходят из под контроля. Ни одна страна мира, включая (чего уж там греха таить) СССР, не готовила сама себе столько проблем!

Череда террористических организаций, с которыми борется Западный Мир, чем-то напоминает попытки всемирной организации врачей вытянуть из мирового сообщества как можно больше денег. У врачей – то птичий, то свиной грипп, то лихорадка Эбола, то еще что-то. У США – то «Аль-Каида», то ИГИЛ, то еще что-то…

На самом деле, все эти радикальные группировки, якобы воюющие за веру, распадаются при первом же дележе денег. И то, что российские военно-воздушные силы за два месяца достигли большего успеха, чем все самолеты стран НАТО за год – вполне очевидный факт.

Умеренная оппозиция иностранного происхождения. Постоянные катаклизмы, революции и дворцовые перевороты, происходящие в странах Ближнего и Среднего Востока на протяжении последних 15 лет, оставили не у дел очень многих амбициозных людей, занимавших когда-то достаточно высокие и ответственные посты. Сегодня уже ни для кого не является секретом, что от 30 до 40% командного состава разгромленных армий Ирака, Ливии и других государств региона, содержат свои собственные отряды. И эти отряды – достаточно боеспособные, сытые и укомплектованные – легко могут переходить с одной стороны на другую.

Религиозные фанатики. Разумеется, есть и такие. Аравия, как и любой мусульманский регион, насквозь пропитан многовековыми противоречиями шиитов и суннитов. Такие противоречия есть в любой религии. Но, к сожалению, именно в Исламе эти непримиримые отношения принимают наиболее яркие формы.

Справедливости ради, необходимо отметить, что в Сирии удельный процент фанатически верующих явно невысок. Таковы особенности современной войны – там бьются не за веру, а за материальные блага!

Наемники. Есть такая поговорка: «Кому – война, а кому – мать родна!». Если в Средние Века рыцарь, вместе со своим немногочисленным отрядом, искал славы и денег у сюзерена, не обращая внимания на то, что он будет убивать своих соседей, братьев или собственную семью, то сегодня ничего не изменилось. Просто ценники немного подросли (инфляция, знаете ли), да устроиться вассалом можно только через посредников (вербовщиков, частные военные фирмы и так далее). Но тут, как говорится, «псам войны – собачья смерть».

Коллаборцианисты, сепаратисты, националисты. Регион, в котором люди живут свыше двух миллионов лет, естественно, не может обойтись без некоторых этнических, ментальных и территориальных противоречий. Не является исключением в этом плане и Сирия. Север страны мужественно удерживают вечно гонимые турецкие курды. На востоке страны находится линия разграничения Палестины и Израиля. На западе внимательно изучают вопрос родственные по крови (и по духу) персы из Ирана. И тот, кто решил разворошить этот «пчелиный улей», либо слишком много знает, либо величайший стратег, либо просто глуп!

Геополитические интересы стран. А вот это – самое интересное! Сирия, как срез геополитики, представляет собой «разрезанный пирог»! Именно здесь сошлись интересы самых крупных игроков геополитической «шахматной партии»! И, вопреки правилам шахмат, дебют пытаются разыграть не два игрока, а сразу несколько. Перечислим главных «шахматистов», отметив их излюбленную тактику, апробированные схемы и стратегии, которые они предпочитают применять в начале игры. Тем более, что в очень скором будущем партия, похоже, перейдет в миттельшпиль…

Состав участников «Геополитического турнира»

            Для начала очертим круг игроков, глобальные интересы которых сошлись сегодня в Сирии. Причем, не только в экономической или политической плоскости, но и с точки зрения «авторитета державы», что, конечно, является достаточно эфемерным признаком. В «пул» таких стран входит менее десятка государств. И каждое из них  имеет в регионе свои собственные глубокие интересы. Попробуем разобраться более детально.

Сирия. Разнообразные политические, экономические и социальные противоречия существуют в этой стране на протяжении многих десятков лет. Сложный клубок этнических и религиозных взаимоотношений складывался на территории современной Сирии веками. Да и внутриполитический курс руководства, который партия «Баас» исповедовала последние 50 лет, никак не способствовал разрядке ситуации. Однако страна всегда нуждалась в сильной руке лидера с несгибаемой волей – по сути, в диктаторе.

            Но главным интересом Сирии в регионе является, безусловно, собственная независимость. Именно эти соображения заставляли сирийское руководство вести достаточно рискованную внешнюю политику, противопоставляя себя, наряду с Ираном, Ираком и Ливией, влиянию стран Запада. Собственная независимая экономическая линия, базирующаяся на огромных запасах углеводородов, закупка оружия у России, заключение многомиллиардных контрактов с Китаем, и с другими странами, не входящими в так называемый «Западный Альянс» - все это очень раздражало и раздражает до сих пор США и их верных союзников. А намеренный и в чем-то даже демонстративный отказ от чрезмерной исламизации страны в самых мрачных традициях шариата вызывал неудовольствие соседей – Саудовской Аравии, Катара, Бахрейна и некоторых других стран.

 Иран. Несмотря на то, что руководство Ирана никогда не испытывало особо теплых чувств ни к Сирии, ни к Ираку, ни к кому-либо еще, сейчас, после падения режимов Хуссейна, Каддафи и некоторых других одиозных лидеров, Сирия остается едва ли не единственным реальным союзником Ирана. В тех условиях изоляции, в которых оказалась Страна Исламской Революции, она просто вынуждена поддерживать режим Асада. Иначе Иран лишится последнего «буфера» между собственной территорией и западными демократиями.

            Вот и приходится Ирану (и частично – Иордании) по мере сил поддерживать легитимный сирийский режим. О масштабах этой помощи можно только догадываться, но не исключено, что она заключается и в поставках оружия, и в отрядах добровольцев, и, разумеется, в материальных ресурсах. Уж не для того ли, чтобы сократить объемы этой помощи, Западный Альянс идет на беспрецедентные уступки Ирану после 50 лет попыток чуть ли не уничтожить эту страну?

Турция. У Турции в нынешнем сирийском конфликте есть свои жизненно важные интересы. Во-первых, экономические. Пока в Сирии царит война и хаос, никто не мешает Турции получать дешевую нефть, неважно от кого – от ИГ, или от кого-то еще. По некоторым данным, контрабандная нефть достается туркам по цене в 15-20 долларов США. А затем уже эта нефть расползается по всему миру. Разумеется, по соверешенно другим ценам. Примерно такова же ситуация с пшеницей, ячменем и прочими дарами земли, которые, несмотря на войну, в Сирии продолжают производиться в огромных масштабах.

            Еще один турецкий интерес в Сирии – это решение извечного вопроса с курдами. Пока длятся военные действия против ИГИЛ, «Фронта Аль-Нусра» и других террористических организаций, курды заняты сражениями, защищая свои земли на севере Сирии, а заодно – и южные границы Турецкой Республики. Но как только ситуация в противостоянии с террористами более-менее нормализуется, курды вновь вернутся к своим требованиям о предоставлении им автономии на территориях вдоль южных границ. В идеале, чем дольше длится сирийский конфликт, тем меньше внутриполитических проблем будет испытывать нынешнее правительство Турции, и тем более слабее станут вооруженные группировки курдских сепаратистов.

Саудиты, эмираты и султанат. Еще одной очень сильной стороной, разыгрывающей «сирийскую карту» является региональный союз, в который входит Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Бруней, Оман и некоторые другие страны. В их интересах не только устранение с мирового рынка сирийской нефти и других ресурсов (а лучше – получение контроля над ними), но и определенные территориальные завоевания.

            Кроме того, исповедуя фундаментальный или ортодоксальный Ислам, эти страны уже очень давно достаточно открыто выражают недовольство излишней «светскостью» сирийского государства, его открытостью другим мировоззрениям, религиозным учениям и излишней независимостью от общей политики лидеров региона, каковыми себя и считают указанные выше государства.

США и Западная коалиция. Об интересах западных стран в регионе Персидского залива и Ближнего Востока сказано уже немало. Под видом привнесения демократии в страны, подвергшиеся диктатуре, западные страны продолжают получать доступ к практически неограниченным сырьевым ресурсам, либо получая над ними непосредственный контроль, либо передавая этот контроль подвластным себе структурам.

            Помимо контроля над недрами, для тех же американцев очень важно массированное присутствие в регионе для воздействия на политику и экономику крупных лидеров Полуострова. В первую очередь – на Саудовскую Аравию и Катар. Кроме того, очень важным американцы считают находиться в непосредственной близости от Ирана и от южного подбрюшья России.

Россия. Разумеется, есть свои геополитические интересы в Сирии и у России. Иран, Ирак, Сирия, Ливия – с этими странами в течение последних 80-100 лет российское государство достаточно активно сотрудничало. И сдавать свои позиции на Ближнем Востоке Россия вовсе не намерена. Потеряв в качестве союзников и рынков сбыта Ирак и Ливию, российское правительство не намерено мириться еще и с потерей Сирии, а в конечном итоге – и Ирана.

            Помимо всего прочего, Сирия для России – это серьезный покупатель вооружений, технологий и оборудования. Ну и конечно, как и для Турции, Сирия для России служит неким «буфером», способным хотя на время нейтрализовать террористическую угрозу, а также стремительное распространение баз и объектов НАТО и других военных альянсов по всему периметру границ бывшего СССР.

            Таким образом, в Сирии схлестнулись интересы не правительственных войск, повстанцев и разрозненных групп террористов, а глобальные амбиции и жизненно важные интересы нескольких крупных стран мира, представляющих различные лагеря, религии, мировоззрения, экономически и политические взгляды.

Добавить комментарий

 

Кино без рекламы

Опрос

Лучший управленец России?

Статистика сайта

Рег. пользователей
107
Всего материалов
1068
Кол-во просмотров
3255233

Помощь сайту

О сайте  |  Карта сайта   |  Обратная связь   |  О КОБ вкратце  |  Наши баннеры  |  Друзья сайта          Рейтинг@Mail.ru