JGLOBAL_PRINT

Американское присутствие на постсоветском пространстве и интересы России

Отношения Российской Федерации и Соединенных Штатов переживают сейчас не самые лучшие времена. На смену «романтическому» периоду начала 90-х годов прошлого века пришел «холодный мир» – еще не «холодная война», но уже точно не дружба. Стратегическое партнерство между нашими странами осталось только на бумаге. В последнее время Вашингтон предпринял на международной арене целый ряд акций, которые носят ущерб интересам Москвы.США возводят новые искусственные барьеры на пути вступления России во Всемирную торговую организацию, поддерживают антироссийские режимы в соседних с РФ странах, активно стремятся сделать членами НАТО бывшие советские республики, осуществляют жесткий прессинг по отношению к союзной Белоруссии, отказываются признавать границы российских полярных владений… Список можно продолжить.

Отметим, что российско-американские отношения сейчас практически постоянно находятся в центре внимания средств массовой информации США. На страницах американской печати неоднократно поднимался целый ряд проблемных тем – реакция на иранскую ядерную проблему и политический курс РФ по отношению к официальному Тегерану в целом, якобы имевшая место передача разведывательных данных Ираку российскими дипломатами во время вторжения в эту страну войск США и их союзников в 2003 году, призывы к бойкоту саммита «Большой восьмерки» в Санкт-Петербурге, растущая зависимость европейских стран от поставок энергоносителей из России (этот вопрос весьма тревожит Белый дом). Следует отметить, что это происходит на фоне непрекращающейся критики как внешней, так и внутренней политики Москвы, зачастую близкой к истерии. Контрпродуктивность российской политики и ее авторитарный стиль стали в Америке излюбленными темами для разговоров в экспертных и академических кругах. Фактически любая инициатива руководства РФ воспринимается в штыки. Классическим примером является реакция на предложение «Газпрома» увеличить цены на газ для Белоруссии. Если раньше Россию критиковали за то, что она фактически субсидирует режим А.Лукашенко низкими ценами на энергоносители, то уже сейчас стали появляться обвинения, связанные с тем, что Кремль повышением расценок банально требует от белорусского «диктатора» расплатиться за поддержку, оказанную ему во время президентских выборов.

Однако наступление на Россию идет не только на идеологическом фронте, где главными ударными силами выступают печатные и электронные средства массовой информации. СМИ лишь создают фон и дают обоснование беспрецедентно жесткому внешнеполитическому давлению, направленному против проводимой руководством РФ политики. Сущность политики США, особенно после произошедших первой и второй волн расширения НАТО, спонсирования «цветных» революций в Грузии и на Украине и антироссийской пропаганды на всем постсоветском пространстве не вызывает сомнений. Фактически Вашингтон создает вокруг России «санитарный кордон», используя ту же тактику, какую избрала после Октябрьской революции 1917 года Антанта. Однако если в 20-е годы западные страны стремились просто блокировать Советскую Россию, чтобы не допустить распространения коммунистической идеологии в Европе, то сейчас складывается принципиально иная ситуация. Новый санитарный кордон, который составляют страны Балтии, отчасти Украина, Грузия и, в перспективе, другие республики бывшего СССР является не барьером на пути несуществующих российских «имперских амбиций», а плацдармом для распространения влияния США вглубь сферы интересов России.

Сейчас уже очевидно, что Соединенные Штаты весьма напористо пытаются искоренить всякое влияние Москвы в соседних с ней государствах. Пользуясь спортивной терминологией, такую тактику следует называть «форчекингом» (от англ. forcheking – прессинг на половине поля соперника). Самое неприятное при этом вовсе не то, что Москва может лишиться дружественного окружения вдоль своих сухопутных границ (напомним, самых протяженных в мире). Форчекинг на этом может и не закончиться, ведь аппетит приходит во время еды. После того, как РФ будет заперта в своих географических пределах, борьба, скорее всего, продолжится уже за контроль над ней, а не над бывшим советским наследством. И тогда как никогда более реальной станет угроза утраты нашей страной свой политической независимости. В перспективе – возможный распад.

Насколько реалистичен такой сценарий? Обратимся к нашей недавней истории. Не один раз СССР слышал заверения своих оппонентов из противоположного лагеря о том, что в случае согласия на западный вариант объединения Германии союзники по НАТО готовы обеспечить законные советские интересы в области безопасности, в том числе и в Европе. Конечно, в 50-60-е годы, когда германский вопрос был нервом «холодной войны», многим казалось, что после его урегулирования остальные проблемы могут решиться сами собой. И для того, что добиться согласия Советского Союза отказаться от поддержки независимой ГДР Запад был готов на многое. После резкого изменения советского внешнеполитического курса в конце 80-х годов, последовавшего падения Берлинской стены и роспуска Организации Варшавского договора стало очевидным, что Москва сделала беспрецедентные уступки западным державам. Данный шаг означал, что спорных проблем, отравлявших отношения между Востоком и Западом, практически не осталось. Однако в начале 90-х годов Соединенные Штаты и их союзников по Североатлантическому альянсу уже хотели большего. Появились новые требования, в частности, признать независимость прибалтийских республик. Распад СССР и появление на политической карте мира в качестве субъектов международного права Эстонии, Латвии и Литвы опять же не заставил Вашингтон признать РФ дружественным государством. Теперь потребовались уступки другого рода, например, отказ России от обладания какими-либо рычагами влияния на постсоветском пространстве. За Москвой не признавали даже естественного права независимого государства – сражаться за свою территориальную целостность (как это было в Чечне и Дагестане). Прояви политическое руководство нашей страны в 1999 году такую же мягкотелость как и в 1991, появились бы и новые претензии со стороны Запада.

То, что американцы слишком далеко зашли в деле выбивания односторонних уступок со стороны России стало очевидным и за океаном. Влиятельная газета Washington Post 3 апреля этого года писала, что в Москве «… начинает ощущаться атмосфера новой "холодной войны", которую разжигает то, что многие местные жители воспринимают как старое американское импульсивное желание окружить, ослабить или даже уничтожить Россию как раз тогда, когда эта страна встает из своих постсоветских руин как сплоченная, уверенная в себе и глобальная держава». Тем не менее, давление на Россию будет продолжаться. Нам будут угрожать исключением из «Большой восьмерки», международной изоляцией и даже превентивным ядерным ударом (на что недавно намекал авторитетный журнал Foreign Affairs ). И за этим стоит прагматичный расчет: вода камень точит. Удастся ли США окончательно «дожать» Россию зависит только от нее самой. Политическое руководство РФ должно, не прибегая к прямой конфронтации, предложить нашим геополитическим оппонентам эффективную контрстратегию, которая могла бы заставить их отказаться от дальнейшего форчекинга.

У России есть немало способов защитить свои интересы. Почти все бывшие советские республики находятся в сильной экономической зависимости от нее. Необходимо послать ясный сигнал всем политическим элитам на территории бывшего СССР – участие в давлении на Россию может стоить им очень дорого. Во всяком случае, на то, чтобы получать прямые и косвенные российские субсидии и одновременно реализовывать американские интересы они могут более не рассчитывать. Следует отметить, что первые шаги на этом направлении уже сделаны: Москва дала понять, что не собирается за свои деньги прокладывать путь в НАТО и ЕС некоторым нашим соседям. Однако этого недостаточно – РФ должна предложить некий аналог доктрины Монро для постсоветского пространства, официально декларировать, что считает СНГ зоной своих эксклюзивных интересов и не собирается терпеть чьего-либо военного, либо преобладающего политического влияния в этой части Евразии. Более того, необходимо подчеркнуть, что попытки любой державы закрепиться в этом регионе мы будем рассматривать как угрозу национальной безопасности.

Одновременно с этим можно предложить архитекторам санитарного кордона симметричный ответ и перенести игру поближе к их воротам. Углубление экономических, военных и политических связей со странами Латинской Америки – такими ярыми антагонистами США как Кубой и Венесуэлой, а также крупнейшими игроками на континенте – Бразилией и Аргентиной, способно серьезно встревожить Америку, которая чрезмерно увлеклась активной политикой в другой части света. При этом в противовес американскому военному присутствию на постсоветском пространстве можно применять аналогичную тактику – размещать российские центры военно-технического сотрудничества в западном полушарии. Отметим, что цель подобной контрстратегии вовсе не в том, чтобы осуществлять такую же политику форчекинга по отношению к США, какую они применяют к России. Она заключается в другом – продемонстрировать официальному Вашингтону, что его политика формирования вокруг РФ враждебного окружения может обернуться для американцев плотным прессингом в их традиционных сферах влияния. И, в перспективе, ущерб от него превысит те выгоды, которые США могут получить от утверждения на постсоветском пространстве .

В связи с изложенным выше возникает немаловажный вопрос. А выдержит ли Россия такое соперничество с Соединенными Штатами? Не нарвется ли она на контрудар, который серьезно подорвет ее силы? Конечно, мы уже свыклись с тем, что США остались единственной подлинно глобальной державой. Интересы Вашингтона распространяются практически на весь мир. Но так ли уж беспредельны его силы? Прежде всего, надо четко понимать – постсоветское пространство без России не представляет для него особого интереса. По-существу, бывшие советские республики являются для США своего рода внешнеполитическими инструментами, с помощью которых они оказывают давление на Москву. Утрата Америкой своего влияния на постсоветском пространстве не критична для ее существования и она может пережить ее относительно безболезненно. Для РФ же соседние с ней государства являются своего рода «зоной безопасности», потеря которой означает существенное ухудшение ее геополитического положения, что может в перспективе означать крах национального суверенитета. Так что особого выбора – бороться за влияние на страны СНГ или не делать этого – у нас нет.

Кроме того, надо учитывать, что США в начале XXI века и в начале 90-х годов не являются одной и той же страной. После распада Советского Союза американская внешнеполитическая стратегия строилась без учета собственных внутриполитических и международных реалий. Целью Вашингтона было установить контроль над советским наследством – Восточной Европой и республиками СССР. Американцы упустили время для проведения структурных социально-экономических реформ в эйфории 90-х годов, а они были очень нужны США, которые не меньше Советского Союза пострадали за полвека «холодной войны». Сейчас Америка все больше напоминает СССР образца 1982 – 1985 годов: еще сохранился мощный военно-экономический потенциал, влияние в мире, но уже дают о себе знать кризисные тенденции – неэффективность экономики, шаткость финансовой системы, социальная напряженность в обществе. Необходимо осознать, что тот же самый форчекинг, который с упорством, достойным лучшего применения осуществляют сейчас в отношении России США, абсолютно нерационален с точки зрения национальных интересов этой страны. Скорее всего, он является инерцией американского военно-промышленного комплекса, а также используется определенными политическими кругами в своих собственных интересах (попытки создать образ врага в лице РФ и объяснить американским налогоплательщикам необходимость новых расходов на оборону).

Конечно, активизация политики России на постсоветском пространстве, не говоря уже о Латинской Америке, приведет на первых порах к резкому усилению форчекинга. Американские средства массовой информации тоже не останутся в стороне. Но, в конечном итоге, проблемы в экономике, отвлечение значительных ресурсов на войну в Ираке, «некритичность» потери влияния на страны СНГ, а также тот факт, что для США гораздо важнее сохранить его в других регионах мира приведет к вполне предсказуемому исходу: России удастся в полной мере отстоять свои национальные интересы. Впрочем, особого выбора у нас, скорее всего, нет. Если выбирать между утратой суверенитета и проведением более жесткого внешнеполитического курса, то выбор очевиден. 

Автор: Алексей Пилько

Источникsocialdesign.ru

Добавить комментарий

 

Кино без рекламы

Опрос

Лучший управленец России?

Статистика сайта

Рег. пользователей
107
Всего материалов
1068
Кол-во просмотров
3255092

Помощь сайту

О сайте  |  Карта сайта   |  Обратная связь   |  О КОБ вкратце  |  Наши баннеры  |  Друзья сайта          Рейтинг@Mail.ru