JGLOBAL_PRINT

Влияние телевидения

Влияние телевидения начинается в утробе матери. Телевидение начинает влиять на ребенка, большинство звуков ему еще не понятны, но его мама так часто смотрит телевизор, что постепенно звуки телевизора становятся родными. Человек еще не успел появиться на свет, а уже попадает под влияние телевидения.

Заставки любимых телепередач начинают со временем действовать на зрителя, как звонок на собак академика Павлова. Вырабатывается условный рефлекс, сердце начинает биться чаще, появляются различные эмоции (в зависимости от телепередачи), а у некоторых и слюна начинает выделяться. Все это говорит о том, что организм готов погрузится в красивую виртуальную реальность. Ведь телевидение, как раз и формирует представление о той реальности.

Управлять человеком, его желаниями, поступками оказалось очень просто, достаточно ежедневно крутить перед ним эту сформированную реальность. Несомненно, телевидение иногда несет и что то полезное, но львиная доля телеэфира отводится на то, что бы пугать, щекотать нервы, побуждать ненависть и возмущение, настраивать против «плохих парней» и настраивать на сторону «хороших», и вообще развлекать зрителя всеми доступными средствами. Влияние телевидения сводится как раз к тому, чтобы выжимать эмоции из зрителя и как можно чаще, а не будет эмоций, то зрителю наскучит телевизор и он его может выключить. А что случается, если человек выпадает из под телевизионного влияния? Правильно он начинает смотреть по сторонам и видеть, что реальность совсем другая. Кому-то это может быть не выгодно.

Как-то в середине 1960-х годов в Африке нашли дикое племя. Оно было настолько диким, что не знало про мир за стеной джунглей буквально ничего. Оно не знало, что прошли две мировые войны, что человечество освоило воздушное пространство и изобрело атомную бомбу. Оно вообще ничего не знало. И тогда ученые умники решили сократить культурную пропасть, показав дикарям выпуск документальной хроники.
Их посадили в кружок вокруг проектора, натянули простыню и запустили пленку. Племя сидело тихо и не разбежалось, как первые парижские зрители на премьере фильма братьев Люмьер. Они жевали бананы и попросту не поняли, что происходит!

От сюда вывод: человек, вычеркнутый из под влияния телевидения, вообще не понимает, что такое ему показывают. Он не понимает телевидения как языка, на котором к нему обращаются с экрана. Он не понимает, что смотрит передачи, которые рассказывают о жизни по определенным правилам.
Человек, который не попал под влияние телевидения с детства, как правило, психически здоров, глубоко наивен, верит в Добро, Справедливость и свободен от матрицы.
Нам, сросшимся с матрицей, уже невозможно представить, каким был бы мир без телевидения. Видимо, люди чаще ходили бы в гости. А политикам дешевле обходились бы выборы. Этого мы никогда не узнаем. Зато мы утверждаем: телевидение формируют у зрителя способ восприятия мира.

Если телевидение развлекает, то оно увлекает так далеко, что незаметно меняет мозги. Все извилины остаются на месте. Но вместо критического отношения расцветает уверенность: все, что показано в телевизоре, было на самом деле, причем именно так, как показано.
Телевизионные передачи — это смоделированная реальность.

Сегодня каждый гражданин, который лежит на диване перед телевизором и смотрит передачи, считает, что держит руку на пульсе событий. На самом деле он держит руку на пульте от телевизора, который держит в руках его сознание и управляет им.
Влияние телевидения на человека шагнуло так далеко, посудите сами: после атаки «правдивых сюжетов» на массовое сознание, и демократическое общество Запада начало несколько войн.
Человек сидит на диване пьет чай и смотрит, как геройски американские военные бомбят Ирак. Он находится далеко от событий и не чувствует запаха крови, пожарищ, и чем больше трагедии, тем интереснее человеку смотреть на это. Вся прелесть телевизионного влияния в том, что можно показать человеку не одно, а скажем четыре трагедии, правда в далеких и неблагополучных странах, чтобы больше ценил свою политическую систему и демократию. Трагедии на телевидении незаметно внушают: будь послушным и хорошим, голосуй вовремя, а иначе в твоем уютном городке будут твориться ужасы, как в тех странах.

Нравится нам это или нет, но лучшим материалом для сюжета становятся события, которые вызывают мгновенный эмоциональный отклик: смерть, разрушения, разгул стихий, оскорбления, жестокость, увечья, несправедливость.
Обычный человек, честный трудяга вряд ли попадет на телеэкран. Разве что покажут его освежеванный труп. И если раньше врагу желали: «Чтоб ты жил на одну зарплату!», то теперь на него можно наслать более страшное проклятие: «Чтоб ты попал в новости!»

Влияние телевидения

Представьте, случилось событие «парад сексуальных меньшинств в вашем городе». В зависимости от того какая позиция властей, данное событие можно осветить по-разному. Например: «акция гомосексуалистов угрожает порядку!» и показать несколько кадров, где они ведут себя вызывающе и недостойно, как вынужденно стоят трамваи из-за перекрытых дорог.
А можно и так: показать как мирно гомосексуалисты идут в обнимку, причем снимать только тех, кто выглядит более или менее, что бы не вызывать негативные эмоции у телезрителей по поводу внешнего вида, и весь этот видео ряд сопроводить словами, что «Гей-парад в Москве развивает демократию!»
Чувствуете одно событие можно осветить по разному в этом вся прелесть телевизионного влияния. Конечно одного раза будет не достаточно, чтобы граждане России позволили гомосексуалистам свободно прохаживаться по улицам, для этого подготовят и другие передачи. Например, покажут семью, где двое симпатичных мужчин воспитывают ребенка из детдома, и промолчат о том, что воспитанный ребенок в таких условиях 100% станет гомосексуалистом.

Еще один недавний способ телевизионного влияния

Помните недавнее сообщение в грузинских новостях, о том, что русские танки вошли в Грузию, президент убит, а власть в руках других людей. В данном случае работала техника похожая на «цыганский гипноз», когда вкидывается в эфир шоковая информация негативного содержания, которая моментально захватывает ум и выключает логику. Представьте себя на месте грузинского жителя. Так жителям Грузии смоделировали еще одну реальность, в подсознание огромного количества жителей заложили информацию. Так теперь оппозиция будет ассоциироваться с русскими танками. Кто за этим стоит, думаю понятно. Его не волновало даже то, что будет с его народом, когда они услышат эту новость. То, что многим жителям Грузии, особенно старикам, стало плохо – это не в счет, на кону другие интересы. 

Влияние телевидения и истории

Почему голливудские фильмы популярны во всем мире? Потому что в них не только стреляют, целуются, демонстрируют эффектную компьютерную графику и соблюдают политкорректность, но и мастерски рассказывают истории.
В каждом из нас живут архетипы, образы коллективного бессознательного, унаследованные от пращуров из пещер. Это врожденная любовь к историям. Человечество значительно дольше рассказывало мифы и сказки, сидя темными ночами у костров, чем издавало газеты. А уж тем более делало выпуски новостей. С тех времен, теряющихся во тьме веков, мало что изменилось. Как и наши далекие предки, мы собираемся по вечерам у «голубого огня» с пультом дистанционного управления, а «шаман», покамлав без бубна, потчует нас историями, то бишь выпуском новостей. И мы, как дети, сидим и слушаем сказки. Сказки в прямом смысле этого слова. В нем нет ничего оскорбительного. Новости ежедневно и полноценно удовлетворяют древнюю тягу человека к общению у костра, к выслушиванию историй. Эти истории стараются до конца не рассказывать, а оставлять изюминку на потом, чтобы у зрителя остались вопросы, тревоги и он  на следующий день в это же самое время опять присядет перед телевизором. Человек будет ждать продолжения сюжета, все сильнее сопереживая и веря в событие, которое человек за кадром мастерски драматизирует и направляет человека в нужном ему направлении. Человек за кадром под нарезки видео материала, рассказывает нам кто здесь «хороший» парень.
Примером тому будет служить первая чеченская война, как некоторые репортеры «воевали» против своих. Какими борцами за свободу выглядели будущие убийцы в сюжетах некоторых корреспондентов! А антигероями у них оказывались свои — солдаты российской армии, которые воевали и гибли за их же безопасность. Кстати, все быстро встало на свои места, когда «объективных» журналистов начали брать в заложники.

Вы видели хотя бы один репортаж самых «объективных» американских или английских журналистов, который был бы сделан в окопах иракской армии или на зенитных батареях югославской ПВО? Вот именно! Западные репортеры очень четко знают, кто должен быть героем, а кто — антигероем. И без всяких иллюзий свободы слова.

Влияние телевидения и свобода слова

Посмотрите внимательно, что именно предлагают вам хорошие телепрограммы. Впрочем, как и плохие. Они предлагают трактовку событий, пропущенных через мозги репортеров, через сито установок, через мясорубку политических необходимостей и, самое главное, спрессованных временем эфира в несколько десятков секунд. И что вы видите в результате?
Запомните у каждой телекомпании есть негласный список тем и лиц, о которых никогда не будут снимать сюжеты. И другой список предметов и фамилий, о которых сюжеты будут снимать в любом случае. А еще существует набор устных рекомендаций для редакторов, который четко определяет, в каких выражениях, с какой интонацией и подтекстом надо обсуждать в эфире самые важные и актуальные темы общественной жизни, какие выводы и комментарии допустимы. Имеется также маленький перечень фамилий и организаций, к которым неравнодушно руководство. Равно как и перечень фирм и организаций, дружественных главным акционерам телекомпании.
Свобода слова, понимаемая как безграничное право говорить о чем угодно и как угодно, сообразуясь лишь с собственными представлениями о правде, — это фикция, которой удобно пользоваться в политических целях. На самом деле свободы слова нет ни в одной самой демократической службе информации, хоть в CNN, хоть на финском телевидении.

Телевидение — это информационное оружие, используемое политическими силами для воздействия на общество и своих противников. Иного не было, нет и не будет. Тот, кто вкладывает в телепроизводство огромные деньги, которые не возместишь никакими рекламными блоками, хочет слышать правильную музыку. Просто одни умеют элегантно и незаметно создавать иллюзию свободы слова, бомбя Югославию и оккупируя Ирак, а другие делают свою работу глупо и топорно, а потому получают тычки и слышат вопли о «сворачивании демократии в России». Вот и вся разница.

Кто платит за скрытое влияние на телевидении?

На исходе восьмидесятых, в голодные годы, на телевидении появились смешные слова «джинса» и «заказуха». Особенно часто они звучали в середине девяностых.
«Джинса» — это сюжет, который воспевает событие или человека не потому, что они хороши на самом деле, а потому, что репортеру за это уплачено. Со временем «джинса» получила более элегантное название — «скрытая реклама». Раньше она появлялась, потому что зарплаты были маленькие, а людей, жаждавших поведать миру о себе, хватало. Через «джинсу» прошли многие телевизионщики, работавшие в конце прошлого века. К репортерам обращаются с вежливой просьбой «посодействовать» и снять сюжет о важном для кого-то событии, о заслугах честного бизнесмена. Просьба будет сопровождаться предложением конкретной суммы.

В заключении о влиянии телевидения

Жила была обычная Черепаха и постоянно таскала на своей спине тяжелый панцирь. Панцирь придавливал ее к земле, и каждый шаг Черепахе давался тяжело. Поэтому жизнь ее, измеряемая количеством этих непростых шагов, также была нелегкой.
Но зато, когда из соседнего леса прибегала голодная Лиса, Черепаха прятала голову под панцирь и спокойно пережидала опасность. Лиса прыгала вокруг, пробовала панцирь на зуб, пыталась перевернуть свою жертву, короче говоря, применяла все присущие агрессору приемы, но Черепаха стояла на своем и оставалась живой.
Однажды Лиса принесла с собой большой кошелек, привела юриста и, усевшись напротив, предложила свои услуги по покупке панциря. Долго думала Черепаха, но в силу бедности фантазии вынуждена была отказаться. И опять рыжая удалилась ни с чем.
Шло время, окружающий мир изменялся. В лесу появились новые технические телекоммуникационные средства. И однажды, выйдя из дома, черепаха увидела висящий на дереве телевизионный экран, где демонстрировались летающие черепахи без панциря. Захлебывающийся от восторга диктор-дятел комментировал их полет: «Какая легкость! Какая скорость! Какая красота! Какое изящество!»
День смотрела черепаха эти передачи, два, три...
И потом в ее маленькой голове родилась мысль о том, что она дура, раз таскает на себе подобную тяжесть — панцирь. Не лучше ли сбросить его? Жить тогда станет намного легче. Страшно? Да, немного страшно, но в последних новостях телеведущая Сова заявила, что будто Лиса подалась в кришнаиты и уже стала вегетарианкой.
Мир преображается. Лес вон тоже становится совсем другим, все меньше остается в нем деревьев и самобытных зверей, а все больше становится похожих друг на друга бездомных собак и шакалов.
Почему бы не полетать? Небо — оно такое большое и такое прекрасное!
«Достаточно отказаться от панциря и мне сразу будет легче!» — думала Черепаха.
«Достаточно отказаться от панциря и ее сразу будет легче есть!» — думала Лиса, подписывая счет на очередную рекламу летающих черепах.
И в одно прекрасное утро, когда небо, как никогда казалось большим, Черепаха сделала свой первый и Последний шаг к свободе от системы защиты.
Черепаха не знала и уже никогда не узнает, что подверглась влиянию телевидения!

Источникrusslav.ru


Кто владеет российскими СМИ?

Как же избавиться от телевизионной зависимости?

Добавить комментарий

 

Кино без рекламы

Опрос

Лучший управленец России?

Статистика сайта

Рег. пользователей
108
Всего материалов
1068
Кол-во просмотров
3864233

Помощь сайту

О сайте  |  Карта сайта   |  Обратная связь   |  О КОБ вкратце  |  Наши баннеры  |  Друзья сайта          Рейтинг@Mail.ru