JGLOBAL_PRINT

Народ

На сайте КПЕ в разделе «Творчество» опубликованы стихи поэтессы из Белоруссии Ирины Петровой. Стихи Ирины Петровой отличаются образностью и своей необычностью. Приводим ещё два стихотворения, которые также имеют отношение к Концепции общественной безопасности.

ИАС КПЕ

НАРОД

Всю жизнь трудясь, не затеваем спор:
По статусу, по кво годится нам ли,
Имущество – совок, лопата, грабли.
Но, не найдя достоинства ни капли,
Задумаемся, разметая сор.

Хлеба растящий труженик хорош.
Но, ей же ей, с картины слазит краска,
Когда творит он в пользу клике барской.
Увязшего в униженности рабской
Плебеем, не иначе, назовёшь.

Везёт мешки к высокому крыльцу
Хозяина послушник. Работяга,
Но в медный грош оцененный бедняга.
Слепое послушание дворняги,
Ей-богу, человеку не к лицу.

Согласна, да, есть прелесть в простоте
Особая. Но важно чувство меры.
И цвет лица от недосыпа серый,
И в подворотне будка из фанеры
Не вяжутся крючками к красоте.

Пищит ремнём стеснённая душа.
Но ходят байки зычные в народе,
Что бедность – не порок, что лапти в моде,
И взятая взаймы на огороде
У пугала солома хороша.

Соломенная шляпа – в самый раз.
Вкусна, полезна с отрубями каша.
Ты – божий агнец. Помни: в чести нашей
Покойных поминать минутой каждой.
Загробный мир – там ждёт отрада нас.

А на земле, пыхтя, тащи вагон.
А то промеж ушей получишь вожжей.
Устои - не придумаешь нарочно.
Коль вовсе невтерпёж, вдруг станет тошно,
Отцов секрет откроем – самогон.

Но полны родники живой воды.
В природе люди, нет, не комья глины.
В стране великой право гражданина
Имеешь, правда. Разгибая спину,
Свободно став, задумайся: кто ты…

07.11.10


СФЕРА ШВАРЦШИЛЬДА

Как скитальцы в пустыне, к оазису выйдя,
Изнемогшие, видя живую струю,
Из криницы взахлёб поглощаем событья,
Но умерить не можем мы жажду свою.

Что, какой, где, когда вкупе преданы водам.
Мириад узелков, что миг каждый связал,
В восприятье несомые круговоротом
Истекают в открытый в сознанье канал.

Это самое мощное в мире теченье.
Всё, что видишь, что слышишь, что чувствуешь ты
Обретает название в пересеченье
В красном цвете рифлёной незримой черты.

В преломлении чувств лишь значенье имея,
Пробивая проходы в бездушной сети,
В сток глубинный уходят пространство и время,
Чтобы в мыслях, как в почве, зерном прорасти.

Сфера Шварцшильда… Мнимый барьер постиженья.
Расщепленье до квантов, до мелких клочков.
Но обрядится в суть новой формы сложенье
В глубине неизмеренной чёрных зрачков.

Абсолютна причастность к процессу творенья,
И прорыв сингулярности неудержим.
Пустота, закипая, в другом измеренье
Содержание выплеснет Взрывом Большим.

Сферы Шварцшильда нет. Из обрывков плаценты
Восходя, в настоящем задумки сбылись.
Ярче тысячи солнц, блещет ставшая в центре,
Из материи вещи создавшая мысль.

13.11.10

P.S.

Приведём пояснение из Википедии о том, что такое СФЕРА ШВАРЦШИЛЬДА:

Метрика Шварцшильда — это единственное в силу теоремы Биркхофа сферически симметричное точное решение уравнений Эйнштейна без космологической константы в пустом пространстве. В частности, эта метрика достаточно точно описывает гравитационное поле уединённой невращающейся и незаряженной чёрной дыры и гравитационное поле снаружи от уединённого сферически симметричного массивного тела. Названа в честь Карла Шварцшильда, который первым её обнаружил.
Это решение необходимо является статическим, так что сферические гравитационные волны оказываются невозможными. (http://ru.wikipedia.org/wiki/)

Гравитацио́нный ра́диус (или ра́диус Шва́рцшильда) представляет собой характерный радиус, определённый для любого физического тела, обладающего массой: это радиус сферы, на которой находился бы горизонт событий, создаваемый этой массой в Общей теории относительности, если бы она была распределена сферически-симметрично, была бы неподвижной (в частности, не вращалась), и целиком лежала бы внутри этой сферы.

По величине гравитационный радиус совпадает с радиусом сферически-симметричного тела, для которого в классической механике вторая космическая скорость на поверхности была бы равна скорости света. На важность этой величины впервые обратил внимание Джон Мичелл в своём письме к Генри Кавендишу, опубликованном в 1784 году. В рамках в общей теории относительности гравитационный радиус впервые вычислил в 1916 году Карл Шварцшильд (см. метрика Шварцшильда).

Гравитационный радиус пропорционален массе тела m и равен rg = 2Gm / c2, где G — гравитационная постоянная, с — скорость света в вакууме. Это выражение можно записать как , где rg измеряется в метрах, а m — в килограммах. Для астрофизики удобной является запись  км, где — масса Солнца.

Гравитационный радиус обычных астрофизических объектов ничтожно мал по сравнению с их действительным размером: так, для Земли rg = 0,884 см, для Солнца rg = 2,95 км. Исключение составляют нейтронные звёзды и гипотетические бозонные и кварковые звёзды. Например, для типичной нейтронной звезды радиус Шварцшильда составляет около 1/3 от её собственного радиуса. Это обусловливает важность эффектов теории относительности при изучении таких объектов.

Если тело сжать до размеров гравитационного радиуса, то никакие силы не смогут остановить его дальнейшего сжатия под действием сил тяготения. Такой процесс, называемый релятивистским гравитационным коллапсом, может происходить с достаточно массивными звёздами (как показывает расчёт, с массой больше двух—трёх солнечных масс) в конце их эволюции: если, исчерпав ядерное «горючее», звезда не взрывается и не теряет массу, то, сжимаясь до размеров гравитационного радиуса, она должна испытывать релятивистский гравитационный коллапс. При гравитационном коллапсе из-под сферы радиуса rg не может выходить никакое излучение, никакие частицы. С точки зрения внешнего наблюдателя, находящегося далеко от звезды, с приближением размеров звезды к rg собственное время частиц звезды неограниченно замедляет темп своего течения. Поэтому для такого наблюдателя радиус коллапсирующей звезды приближается к гравитационному радиусу асимптотически, никогда не становясь меньше его.

Физическое тело, испытавшее гравитационный коллапс, как и тело, радиус которого меньше его гравитационного радиуса, называется чёрной дырой. Сфера радиуса rg совпадает с горизонтом событий невращающейся чёрной дыры. Для вращающейся чёрной дыры горизонт событий имеет форму эллипсоида, и гравитационный радиус даёт оценку его размеров. Радиус Шварцшильда для сверхмассивной черной дыры в центре Галактики равен примерно 16 миллионам километров[1]. Радиус Шварцшильда сферы, равномерно заполненной веществом с плотностью, которая равна критической плотности, совпадает с радиусом наблюдаемой Вселенной. (http://ru.wikipedia.org/wiki/)

БЕЛАЯ ДЫРА

Смотреть, в сторонке стоя, - так спокойнее.
Так стойте ж в ожидании вестей.
Сомненье, скомкав, бросив под иконою,
Пойду я, преступив поля исконные,
В черту релятивистских областей.

Оставлю вам на память всё, что нажито.
Попутчик мой – за грань зашедший риск.
Пасует здравый смысл обескураженный.
А я ловлю обвивший сферу Шварцшильда
Аккреционный раскалённый диск.

Светила – на подоле рваном катышки.
Дыра в пространстве смыслу вопреки
Зияет, время дремлет в донной залежи.
Я сотни раз, туда бросая камушки,
Считала в бесконечности круги.

Несвязность, ускорение без тормоза
До кварков расщепление сулит.
Но мысль, как кисть, во тьме рисует образы.
Примериваю я наряды космоса,
Одеждой старой сбросив прежний вид.

Лжевакуум колосья клонит зрелые
В наливе сингулярного ядра.
Пора - и сеет звёзды над пределами
В раскрытии до ослепленья белая,
Казавшаяся чёрною дыра.

Услужливая Вечность седовласая
Метёт коллапса сорванный покров
Золою серой. Жертва ненапрасная.
Держу ведь, как букет, многообразие
Из почек распустившихся миров.
18.11.10

СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Блажен тот дух, что рвётся в эмпирей
В призыве к вышней силе справедливой
В пласты земли сойти с высоких рей,
Чтоб мир подлунный сделался добрей
И здравствовал в гармонии счастливой.

Но полон турбулентности простор.
Довлеет тьмы наследное проклятье.
И, вовлекаясь в беспредметный спор,
Принять придётся, словно приговор
Жестокий, относительность понятий.

Не просто утверждать, кто в споре прав,
Меж двух нагромождений крайних стоя,
Позицию центральную избрав,
До дюйма без ошибок просчитав,
Где есть средины место золотое.

Приверженный и Солнцу, и Луне,
Ты всё же уникален по природе,
Имея сингулярность в глубине.
Примеришь лавр заслуженно вполне,
Загадку разгадав: на что ты годен.

Тасует хаос карты. Выбирай
До абсолюта верное решенье
Вслепую. Смят положенный на край
Порядок, утверждающий мораль
В системе многомерной отношений…

И слабый духом, сдерживая дрожь,
С оглядкой малодушной на икону
В стенанье уповает: сильный вождь
Придёт, геройски ниспровергнув ложь,
Возвысит правду властною рукою.

И душу тешим светлою мечтой,
Витаем в грёзах тёмными ночами,
Не понимая истины простой:
Имеем в настоящем тот устой,
Что приняли в закон по умолчанью.
29.10.10

КАРЬЕРА

Молчание в тряпочку – верх совершенства.
Мораль – лишь подстилка пред грубой судьбой.
Ни лишнего взгляда, ни лишнего жеста.
Нижайше покорность являем собой.

А рьяность должна быть в особом моменте.
Едва лишь сказали – не медля, беги
Исполнить все пункты точь-в-точь в документе.
Как следует мышцы свои напряги.

Пока подвизаешься мелкою сошкой,
Но метишь в жнецы при железных плугах.
Усердствуй в старанье, а шарканье ножкой –
Искусство известное в тесных кругах.

Читай без запинки хвалебные речи,
Пришедши на праздник,  банкет, юбилей.
Презент подороже, спиртное покрепче.
Друзья после пьянки - водой не разлей.

Коль плешь оплевали – утрись, улыбаясь.
Прими как отраду плевок и пинок.
Со всем соглашайся, как прут, прогибаясь.
Глядишь – и заслужишь лавровый венок.

Капризные штуки – пропорция, мера.
Имей подходящий по случаю метр.
Коль станешь удобен как вещь интерьера,
То будешь использован в нужный момент.

Все тонкости правил прочувствовав носом,
Глядишь, в руководство продвинешься ты,
Начальником станешь, директором, боссом,
Сойдя идеально для этой среды.
02.10.08

РЫНОК

Торговые термины – спрос, предложенье.
Базар ведь – и выгоду ищем во всём.
Витрина стеклянная есть отраженье
Той самой условности, в коей живём.

Растут, как грибы, деловые кварталы.
Нет паруса в море, есть рынок и чек,
И крепко сколоченный фонд капитала
Плывёт и не тонет, как Ноев ковчег.

А взять не проблема, скажите, откуда.
Берём по потребности многое мы:
Готовую мысль, беспроцентную ссуду,
На день, на полгода, в кредит и взаймы.

Бери, не побрезгуй, даётся немало:
Советы, рецепты – каких только нет.
От сводок коммерческих пухнут журналы.
Пестрят предложеньем страницы газет.

Но срок подойдёт – будь готов расплатиться,
Отведав за общим столом каравай.
За милость сомнительной пробы сторицей
Своё наживное взамен отдавай.

А взял ли что-либо? – теряешься в думе.
Торговля хитра, как плутовка-кума.
И нет накопленья желанного в сумме.
Пустой наяву оказалась сума.

Не видишь в подаче ни толики прока,
И правила заново надо учить.
Науку даёт каждый день, но с урока
Берёшь только то, что готов получить.
26.10.08

КАНАЛ

Льёт дождь под корни зреющему хлебу,
И мы все свыше милостынь берём,
Незримые колосья тянем в небо,
Туда, где плещет синий водоём.

Подложна твердь в плену держащей суши,
Но перится воздушность вдалеке,
И, словно ручейки, стремятся души
К текущей по созвездиям реке.

А засуха – не редкое явленье.
Дожди, бывает, долго не идут.
Как корка, чёрство русло в обмеленье.
До дна пустеет глиняный сосуд.

Но грянет гром в знамении союза.
Зигзаг на своде – нужный проводок.
Сработают невидимые шлюзы,
И, пенясь, в русло ринется поток.

Хлестнёт волна энергии по коже,
И, окунувшись в ток небесных сил,
Ты – проводник и накопитель тоже -
Разряды молний телом поглотил.

И, вовсе не затерянный в просторе
Великости фрагмент, ты это знал,
Имеешь выход в космос, словно в море.
Душа твоя – связующий канал.

Но сохнет тот, кто скудостью изъеден.
И даже при наличии монет,
Как сокол, гол, как мышь церквная, беден,
Когда с небесным миром связи нет.
05.11.08

МЕНЮ

Ну что  пресмыкаешься, хочешь конфетку?
За столик садись, что-нибудь пожуём,
Посетуем, рот вытирая салфеткой:
Как плохо, дружок, мы с тобою живём.

На улицу глянь – это сущие джунгли.
Приманкой мигает неоновый свет.
Охотник удачливый дует на угли,
Чтоб мясо поджарить себе на обед.

А сколько во время еды говорящих
В обилии сверху навязанных тем!
Трещит атакуемый челюстью хрящик
Того, что, ей-богу, не нужно совсем.

Бесплатный заказ! Преподносится ловко
Условности глупой довлеющий груз.
Признаем: искусство – прикрыть сервировкой
От пресной кормёжки потерянный вкус.

Посыпка слащавая – это не сладость,
Но трудно порой отличить натощак.
Нам супчик бы… Нате. Но плавает гадость
Приправой хреновою в фирменных щах.

От звуков фальшивых вибрирует сцена.
Ну, лопай же. Стынет добавка лапши.
Плати за обед несусветную цену,
Себя с потрохами продав за гроши.

Проглотишь любую стряпню с голодовки.
Скажу тебе, братец, придвинься чуть-чуть, -
На кухне, на полке в шкафу в упаковке
Лежит до сих пор не открытая суть.

Конечно, отыщут средь мусорной груды,
Затеяв имущества строгий учёт.
Но только просрочены будут продукты,
И наш к тому времени срок истечёт.
19.11.08

ТРИНАДЦАТЫЙ ЗНАК

Теряюсь в кричащем безмолвии, стоя
Под небом, одетым в шитьё золотое.
В надлунную высь уходящий исток
Шлёт каждую ночь мне упавшей звездою
Оторванный в днях предыдущих листок.

В свой адрес посланье небес принимаю.
В ином содержанье реальность иная…
А воздух, твердея, трещит под пятой.
Ковровые тучи небрежно сминая,
Взбегаю по насыпи неба крутой.

Затмение сходит. Под сползшею ватой
Блистают созвездия, словно брильянты,
Увешаны густо на грозди ночной.
Как Космос устроен? Даны варианты.
В решении чувственном выбор за мной.

Взбегаю, не падая, в поиске Смысла.
Луна, за рукав мой вцепившись, повисла.
Открыв приложений потерянных пласт,
Вольна сочетать в Бесконечности числа
Вне мерок условных времён и пространств.

Вне мерок пространств и времён повороты.
Видны за туманностью млечной ворота.
Восьмёрка лежащая – набранный код.
Рифлёный шлагбаум прорезает высоты,
За грань, в Запредел открывая проход.

Вот он, Мегамир! Измерений так много!
Дан старт мне бежать по тропе Козерога,
По млечным течениям с Рыбами плыть,
Идти предначертанной свыше дорогой
Туда, где должна обязательно быть.

Бегу по волнам океанов полночных,
Дыханием полня тот прочерк, что в строчке
Оставлен до крайности странной судьбой,
Замкнуть из двенадцати знаков цепочку,
Тринадцатый, тайный, являя собой.
26.09.10

ТРЕЗВОСТЬ

Ложью сытиться – свойственность наша.
В беспорядке пылится добро.
Безрассудности полная чаша.
Пригубив, выжигаем нутро.

Пить по-чёрному – это по-русски.
Дурь в глазах у него, у неё.
А в железном тазу под закуску
Приукрашено пудрой враньё.

Пьём до дна – и смертельно болеем.
За здоровье ещё по полста,
Для затравки  – и будто елеем
Омочили сухие уста.

Как-нибудь, на авось, мимо лужи.
Может, в грязь не ударим лицом.
Может, выйдет отрава наружу.
Обойдётся – и дело с концом.

Да плевать нам на сажу и копоть.
В кабаке услаждаясь игрой,
Мажем поверху толсто на ломоть
Горечь горькую с красной икрой.

Но, по горло пресытившись фальшью,
Ты утрёшь пьяный лепет с губы,
Отодвинешь как можно подальше
Угощенье нечестной судьбы,

И, с невинной улыбкой младенца
Бросив чарочку на пол в размах,
Спляшешь, эх, выбивая коленца,
У хмельных свояков на глазах.
13.09.08

Добавить комментарий

 

Кино без рекламы

Опрос

Лучший управленец России?

Статистика сайта

Рег. пользователей
113
Всего материалов
1068
Кол-во просмотров
4932415

Помощь сайту

О сайте  |  Карта сайта   |  Обратная связь   |  О КОБ вкратце  |  Наши баннеры  |  Друзья сайта          Рейтинг@Mail.ru